обновление каждые 10 минут Все новостиКалендарь

не нравится

Авторская колонка

Мыколынэ горэ


Среди населения Украины распространена одна специфическая черта – своеобразное двоемыслие. Своеобразность его в том, что оно настолько глубокое, что сам носитель не всегда может решить, в чем его истинная позиция. Впервые я с этим феномен столкнулся в детстве, когда был на летних каникулах у родственников на западе Украины. Люди внезапно меняли своё поведение на совершенно противоположное без всяких оснований и явной выгоды. С тех пор у меня сформировалось устойчивое недоверие по отношению к любым малознакомым людям.

Чаще всего такие люди мне попадались именно среди представителей западных регионов Украины. Видимо там существуют какие-то особые социальные условия, развивающие эту черту у людей. Характерный образец подобного поведения я наблюдал, находясь на заработках в Москве. Хозяин точки на Черкизовском рынке, где я работал, после двух сезонов продаж, решил обзавестись собственным жильём и купил квартиру в г. Железнодорожном в Подмосковье. Там как раз сдали несколько новостроек, и добираться оттуда до рынка в утренние часы можно было относительно быстро.
Дело было в июле. Расчёт его строился на том, что в ноябре он с семьёй переедет из надоевшей съёмной квартиры в новую свою. В этом деле у меня был свой интерес, состоявший в том, что я смогу остаться жить в съёмном хозяйском жилье, сэкономив на первом взносе риэлтерам составлявшем сумму месячной оплаты. Плюс можно было сэкономить, взяв кого-то в долю. Квартира была двух комнатная.

Для ремонта Юрий Николаевич решил нанять сразу целую бригаду, но не дешёвых таджиков к способностям которых относился скептически, а украинских профессионалов. Как он вышел на Мыколу я уже не помню. Только помню, что при первом упоминании о Мыколе Юрий Николаевич рассказал мне о том, что нам украинцам в Москве трудно и мы должны помогать соотечественникам по мере возможности. Поэтому он нанял не бригаду ремонтников, а Мыколу с семьёй. Мол, он въезжают в новую квартиру, живут там и ремонтируют. Фактически их целая бригада: Мыкола, его жена и два сына. И они легко сделают ремонт за три месяца. Сам Мыкола был из небольшого городка Львовской области.
Раз в неделю Юрий Николаевич ездил в Железнодорожный проверять процесс ремонта. Пару раз он оставался там ночевать угощаемый борщом и каким-то прикарпатским бальзамом, чем вызывал большое недовольство у супруги, которая к слову была из Луганска и критически относилась к «западэнским» ремонтникам. Ближе к осени, а значит к сезону Юрий Николаевич стал реже наведываться с проверками хода ремонта. Мыкола сам приезжал на рынок с докладом и сметами. Когда же начался осенний сезон продаж, то времени на Мыколу совсем не оставалась, так как работа занимала 12 часов в сутки без выходных.
Где-то в сентябре Юрий Николаевич внезапно не приехал утром на рынок. Появился он днём с несколько озабоченным видом. Оказывается, что ему позвонил Мыкола и сообщил, что их приняли местные менты. Их это в количестве 6 человек. «Понимаешь, Юра ко мне еще пара племянников приехала, один из них хороший электрик, армянину только что квартиру делал, а другой сантехник. Я же тебе говорил, что душевую кабину нужно устанавливать. Он очень хороший специалист. И ремонт теперь пойдёт куда быстрее.» Юрий Николаевич решил проблему с ментами и узнал, что сдал их местный начальник организации обслуживающей домовые коммуникации.
Понятно, что нужно было ещё как-то решать проблему с этим человеком, так как он мог в любой момент повторно привлечь ментов. Но времени на это не было. К нам как раз приехал наш цеховик, чтобы смотреть на то, как клиенты разбирают товар и бухать в московских ресторанах. После того как он уехал Юрий Николевич взял меня в качестве свидетеля, чтобы зафиксировать состояние ремонта и мы поехали в Железнодорожный. Это уже была последняя неделя сентября.
Приехали мы в квартиру, а там действительно человек 6 людей, среди которых два сына Мыколы и его жена, остальные видимо племянники. Мыколы не было. Я с лета никаких особых изменений в ремонте не заметил, хотя жена Мыколы бросилась рассказывать как её замечательный сын героически красил стену в кухне. Сыновья и племянники при этом опускали глаза.
На следующий день утром Мыкола приехал к нам на рынок. Был весьма бурный разговор, к которому меня привлекали в качестве свидетеля, после чего Мыкола клятвенно заверил, что уж к декабрю ремонт уж точно будет закончен, и он не имел ни малейшего злого умысла. «Так получилось. Мы же украинцы и должны друг другу помогать.» Взял деньги и уехал доделывать ремонт.
При следующей проверке ремонт действительно сдвинулся. Отремонтированы были кухня и одна из спален, в гостиной сделали потолок со встроенными светильниками. Мыкола гордился потолком и хвалил племянника. Юрий Николаевич тоже был доволен: «Можете же, когда захотите!». На том и разъехались. Я уже думал, что к новому году точно решу свою жилищную проблему.

В ноябре ажиотаж продаж начал спадать и Юрий Николаевич нашел время и поехал к тому самому начальнику эксплуатирующей организации. Вернулся он от него в весьма задумчивом настроении. После работы забрал к себе ужинать. Приготовил тушенную баранину, достал водки и рассказал, что начальник тот в Железнодорожном не такой уж плохой человек, как казался.
Просто наш Мыкола, пользуясь тем, что в городке было крайне мало гастарбайтеров резко сбил цены на квартирный ремонт и за это время отремонтировал кухни и сан. узлы в шести квартирах и это не конец. У самого начальника есть своя бригада специалистов из белорусов и россиян, и он лишился части заказов. Юрия Николаевича одолевали веские подозрения относительно части средств потраченных на ремонт.
На следующий день он поехал к Мыколе, того на месте не было. Только сыны. «Батько ушёл. Куды? Не знають. Мобила не отвечает.» Пару дней Мыкола скрывался. Потом явился, сказавшись больным. Вид у него был затрапезный. Видимо бухал. Вину свою осознавал, поэтому пересчёт сметных расходов занял немного времени. Юрий Николаевич нарисовал ему «справедливую» сумму без учёта морального ущерба, которая по обоюдной договорённости должна была быть выплачена через неделю.
Мыкола из квартиры съехал. И ожидаемо пропал. Телефонный номер сменил. Не сказать, чтобы сумма была для Юрия Николаевича обременительной. Пустяк. Но ощущение, что тебя кинули, не давало покоя. Юрий Николаевич взял бутылку коньяка и поехал в Железнодорожный к ментам. Дня через три Мыкола пришел и вернул деньги со словами: «Юра, я не хотел кидать, ты не правильно понял.» В ответ был послан в долгое путешествие. В итоге ремонт доделывали белорусы того самого начальника. Такая история.

И я не могу точно сказать, что Мыкола был неискренний, когда угощал борщом, и рассказывал какие замечательные украинцы и как они помогают друг другу. Он легко совмещал в себе две сущности одна, из которых стремилась помочь соотечественнику, а другая тут же воспользоваться открывающимися возможностями. Какая из них истинная зависело от текущей ситуации.

Сейчас в нашей стране триумф подобных Мыкол. Им глубоко безразличен патриотизм и какая-либо идеология, США, европейский выбор и прочая информационная повестка дня Украины. Если бы сейчас внезапно из прошлого возникли идеологи ОУН-УПА, то они бы в первую очередь расстреляли не коммунистов, а своих так называемых идейных наследников, которые под красно-черным знаменем проворачивают дела с «порхатыми жидами».
Все пламенные борцы за всё украинское думают не о стране, а о депутатской пенсии и статусе. Они соревнуются в абсурдных заявлениях, стараясь, переплюнуть друг друга в радикализме, потому что нужно регулярно доказывать окружающим свою идейность, которой нет и в помине. Точно также в застойные советские годы их предшественники страдали марксизмом-ленинизмом.
Целью Мыкол является залезть повыше по социальной лестнице и самоутверждаться за счет менее удачливых соотечественников. И не удивительно, что при всё большем заполнении политического пространства страны Мыколами, Украина несёт колоссальные потери.
Мне могут возразить, что двоемыслие является естественной политической практикой. Но в политике мы имеем дело с лицемерием, которое скрывает истинные намерения. А Мыкола может одновременно неистово любить Украину и Бандеру с Шухевичем, и тут же участвовать в её разграблении вместе с «жидами» и прочими идеологически вредными не украинцами. Это двоемыслие и порождает феномен, когда самоназванные лучшие люди Украины приводят страну к унизительным поражениям. А их проекция двойственной натуры в информационном пространстве заставляет воспринимать эти поражения как победы у неискушённых патриотов.

Многим кажется, что таких Мыкол на Украине большинство, это далеко не так. Мыколы это показатель запущенной болезни местной элиты, которая за годы господства деградировала до состояния Мыколы и уже не знает какую бы занять позицию, чтобы еще немного побоговать, а там и трава не расти. Точно также Мыкола боговал в Железнодорожном пару месяцев вместо того, чтобы закончить ремонт и перейти к следующей квартире в городе, где заказов ему хватило бы на пару лет, а то и более.

http://taira-koremochi.livejournal.com/276655.html
Метки: Украина
Внимание, правила общения на стене     >
Правила общения на стене     >

Прямой эфир